In press

Александр Йонатан Видгоп

Эта история началась около 13 лет назад, когда один из основателей института Ам hаЗикарон, Александр Йонатан Видгоп, начав с известных ему 35 родственников, разыскал еще полторы тысячи человек и создал таким образом свое родословное дерево. Воссоздав генеалогию своего рода, он обратил внимание, на то, что хотя многие из его родственников уже в течении 100-120 лет ничего не знали о существовании других семейных веток и жили не только в разных странах, но даже на разных континентах – их сферы деятельности и судьбы были не только необыкновенно схожи, но зачастую просто повторяли друг друга. Эти странные факты могли показаться некой удивительной случайностью, но именно они дали начальный повод для того, чтобы институт наследия, культуры и генеалогии еврейского народа Ам hаЗикарон, находящийся в Израиле, начал собирать материал для проверки подобных странных совпадений в других еврейских родах.

 

После 10 лет большой и достаточно скрупулезной работы исследователи института, действуя как настоящие эмпирики, не только нашли и выявили уникальные закономерности, существующие в еврейских родах, но и пришли к удивительным, даже сенсационным результатам. которые были отмечены премией и медалью «Zeiti Yerushalaim» за вклад в развитие национального наследия.

Исследование доказало, что у каждого еврейского рода существуют некие доминантные признаки, которые не претерпевают изменений в течении веков, и благодаря которым каждый еврейский род имеет свою собственную, уникальную стратегию существования и выживания. Дальнейший анализ показал, что каждый еврейский клан имеет свою особую миссию в этом мире, которую неуклонно выполняют (даже не всегда подозревая о ней) практически все члены клана. Это открытие оказалось неожиданным и для самих исследователей – ведь они ставили перед собой задачу лишь обнаружить и проверить действительно ли существуют какие-либо закономерности в жизни еврейских семей.

Еще более впечатляющим оказался итоговый вывод исследования: существование вполне определенной миссии у каждого еврейского клана позволило впервые, опираясь на экспериментальные научные данные, заговорить о существовании вполне определенной миссии еврейского народа в целом, а соответственно и каждого еврея в отдельности. Эта сформировавшаяся тысячелетия назад миссия была поделена между кланами и продолжает неизменно выполняться всем народом и по сей день.

Но, впрочем, все по порядку.

Говоря сухим языком, фактический материал, собранный в ходе исследования, проведённого “Ам hаЗикарон” убедительно показал наличие неизменных закономерностей в передаче от поколения к поколению ряда неких доминантных признаков (которые будут рассмотрены ниже) среди членов еврейских родов на протяжении веков. Был выявлен набор параметров, по которым эти признаки определялись, наиболее полным образом описывая кланы. Такой вывод был сделан на основе исследования данных о 63 различных еврейских родах во временной протяженности от 150 до 950 лет известной истории их существования, что соответствует данным о жизни около 6 тысяч людей. Выборка включала в себя очень разные роды – как знаменитые еврейские роды, оставившие богатый след в истории своей активной деятельностью в том или ином направлении, так и роды гораздо менее заметные в общественной, научной, экономической и др. жизни на протяжении исследованного периода. Исследование убедительно показало, что ни разность исторических эпох, ни происходящие исторические катаклизмы, ни социальное устройство общества, ни имущественное положение членов клана практически никаким образом не оказывало воздействия на эти доминантные черты или признаки. Так же на неизменность этих доминантных признаков не оказало влияние и изолированное проживание родственников в течение не менее 100-150 лет не только в разных странах, но и на разных континентах, при отсутствии какой-либо связи между семейными ветвями. Доминантные черты рода устойчиво сохранялись в роду, несмотря на родственную удаленность между членами семей на 10, 25 и более поколений, при полном отсутствии какой-либо информации о других членах семьи. Таким образом, исследование привело к однозначному заключению, что, по крайней мере, за исследованный период в 950 лет доминантные черты еврейских родов остаются неизменными.

При этом, анализируя результаты, исследователям пришлось сформулировать и ввести совершенно новое понятие – «метаклан», которое отличается от привычного нам понятия клана. Отличается оно тем, что в дополнение к родству кровному включает в себя также набор одних и тех же доминантных личностных качеств. По этому определению каждый человек одновременно принадлежит к разным родам (через своих предков), но лишь к одному метаклану, носителем доминантных признаков которого он является. Соответственно, среди членов одного клана могут быть представители нескольких метакланов.

Итак, что же это за доминантные признаки или черты рода? Именно на этот вопрос, впервые поставленный таким образом, и ответили исследователи.

Вот лишь несколько примеров из исследования демонстрирующих некоторые доминантные признаки. (Для полноты картины в этой статье мы проиллюстрируем разные признаки на примере разных метакланов. При этом надо подчеркнуть, что каждый метаклан обладает набором всех доминантных признаков.)

Исследование доказало, что одним из доминантных признаков метаклана является выбор сферы деятельности. Оказалось, что члены всех исследованных метакланов выбирают всего не более четырех сфер деятельности. Например, в одном из изученных родов (S-n) люди, достигшие наибольшего успеха в своей профессиональной деятельности, посвятили себя исключительно трем сферам деятельности – либо это были революционеры (в той или иной области), либо поэты, либо исследователи в области нервной и психической деятельности человека. Самое примечательное, что все перечисленные занятия не передавались от отца к сыну. Наоборот, очень часто наблюдались семьи, в которых у отца революционера сын становился исследователем, а у сына-исследователя: дочь – поэтессой и т.д. В другом же метаклане (К-н) на протяжении 400-сот последних лет все члены этого рода занимались другими сферами деятельности. Они были исключительно либо раввинами, либо математиками и физиками, либо философами. И в этом роду занятие не передавалось от отца к сыну.

Более того, оказалось, что члены одного рода выбирают статистически исключительно определенных партнеров (при этом для мужчины – это не фрейдистский тип матери, а для женщины – не фрейдистский тип отца). В каждом роду, таким образом, доминантно выстраивается конкретная типология партнера, как по женской, так и по мужской линии. Исследователи обнаружили высокий процент и буквального внешнего сходства несвязанных друг с другом входящих в один метаклан партнеров.  Например, в одном из изученных родов (G-t), исследователи столкнулись с удивительной повторяющейся закономерностью. Некоторые мужчины выбирали себе в партнерши женщин, внешне очень похожих на их прабабушек (тоже вошедших когда-то в этот род). При этом следует отметить, что они никогда не видели фотографий своих прабабушек, которые были найдены значительно позже, в течение проведенного генеалогического исследования. Так же примечательно, что ни их бабушки (вошедшие партнерши) по этой линии, ни их матери не имели сходства с вышеупомянутыми прабабушками. При этом чрезвычайное внешнее сходство наблюдалось даже среди партнеров – представителей разных национальностей.

Также обнаружилось, что судьбы членов одного рода через определенные временные промежутки постоянно повторяются. Под термином «судьба» исследователями, конечно, понимался не некий мистический фатум, а вполне реальный, основанный исключительно на фактах, жизненный путь конкретных людей. И судьба человека рассматривалась как определенный набор жизненных событий в рамках известных закономерностей или неизвестных закономерностей более высокого уровня, так называемого – «фактора случайности». Оказалось, что жизненные события, которые чрезвычайно распространены в одном роду, не наблюдались в другом и наоборот. Например, в одном из исследуемых родов (R-n), на протяжении 250 лет в каждом поколении было несколько случаев внезапных трагических смертей. Когда основным средством передвижения были лошадиные упряжки – члены этого метаклана попадали под лошадей, когда появились поезда – под поезда, они становились жертвами кораблекрушений, автомобильных аварий и авиакатастроф. Причем, этот феномен не может быть описан фактором так называемой «трагической случайности», который естественно присутствует во всех родах. Повторяемость этих трагедий в этом определенном роду по сравнению с другими превышает любой разумный фактор статистической вероятности. При этом исследователи увидели всю эту картину целиком, только соединив все разрозненные и изолированные на протяжении длительного периода ветви метаклана.

Еще один пример так называемого «родового паттерна» – это то, как люди в одних родах всегда пытались построить свою судьбу невзирая ни на какие «жизненные обстоятельства», а в других родах, наоборот подчинялись им. Это прослеживалось достаточно четко во всех изученных родах.

Обнаружилось также, что даже характеры, привычки, увлечения повторяются с такой же жесткой закономерностью среди членов одного метаклана, как и их судьбы. Например, в одном роду (F-х) подавляющее большинство и мужчин, и женщин, отличалось очень конфликтным характером. Это были эмоциональные, нервозные люди, в то же время обладающие большой мерой решительности. На протяжении поколений было зафиксировано очень много весьма преуспевающих бизнесменов, создающих большие состояния в самых неблагоприятных для этого условиях. При этом за годы работы исследователи не встретили ни одного другого метаклана с таким количеством судебных разбирательств. Они судились с государствами, в которых жили, с конкурентами по бизнесу, с соседями по дому, сыновья судились с отцами, а дочери с кузенами. И это явление наблюдалось во всех удаленных и незнакомых друг с другом ветвях рода.

Не менее впечатляюще выглядело и то, что члены одного рода чрезвычайно схоже ведут себя в семейных отношениях. Например, в одном из родов (V-с) более половины членов метаклана, живших в 20 веке, имели более одного брака (и женщины и мужчины), а большая их часть – более двух браков. При этом известно, что в более ранний период у мужчин этого рода были тоже долговременные внебрачные связи. В другом изученном роду (Gr-sky) за всю его историю вообще был только один развод! Оказалось, что для каждого рода характерен тот или иной паттерн семейно-брачных отношений, который возможно зафиксировать численно.

Даже сам образ жизни членов одного рода оказался во многом идентичен, и это при полном отсутствии какой-либо связи между ними. Например, в одном из метакланов  (M-m) на протяжении 13 поколений был большой процент людей, которые в течение своей жизни постоянно попадали в смертельно опасные ситуации и выживали в них. Жизнь большинства членов этого рода напоминает приключенческий сериал или настоящий триллер. Они попадали в самые невероятные ситуации – тонули в ледяной воде, были ранены, подвергались нападению хищников, спасались из горящего самолета. И каждый раз выживали буквально чудом. Причем это происходило как в годы войн, так и в мирное время. Они всегда были в эпицентре военных действий, когда была война; в мирное время они постоянно оказывались участниками тех или иных экстремальных ситуаций; их можно было встретить в рискованных экспедициях и путешествиях; некоторые из них были связаны с криминальным миром и т.д. Создалось впечатление, что члены этого метаклана неосознанно на протяжении всей истории пытались существовать на грани жизни и смерти, постоянно рискуя и испытывая судьбу. А, например, другой род, в отличие от предыдущего, на протяжении 16 поколений вел себя прямо противоположным образом. Члены этого метаклана (D-sky) вообще ни разу не отличились поведением, идущим хоть каким-нибудь образом вразрез с общественной нормой. Словно их существование было изначально направленно на поддержание традиции и создания наименьшего риска для существования метаклана.

Оказалось, что открытые закономерности, или такой условный «детерминизм» напрямую касается и социального поведения членов метаклана, причем совершенно вне зависимости от страны, эпохи и политических условий среды. Например, в одном метаклане (L-s), на протяжении 400 лет его зафиксированной истории, его члены были постоянными инициаторами социальных протестов. Эти люди все время стремились к изменению окружающего общества. Причем, за этот промежуток времени сменялись социальные системы, изменялась, часто кардинально, среда их проживания, но, несмотря на это, их требования к обществу носили по-прежнему критический опозиционный характер. Их действия включали в себя присоединение к хасидскому течению иудаизма в то время, когда сами они были «миснагдим» и жили в самой гуще литовского еврейства, объявившего настоящую войну хасидизму. В 20 веке, если представители этого рода жили в капиталистическом обществе – они боролись за социальную справедливость и становились яростными социалистами, а те из них, кто, наоборот, проживал в условиях социальной диктатуры – становились знаменитыми диссидентами. Причем их протест всегда был публичным, действенным и никогда не оставался незамеченным и в других странах. А примером совершенно иного социального поведения – приспособления и максимальной адаптации к окружающему социуму служит другой изученный исследователями род (V-r). Даже при столь драматическом переживании, как смена страны проживания (что не раз происходило с членами этого метаклана) – они за считанные годы находили свое место в любой новой среде и успешно в ней развивались, достигая значительных успехов в различных областях деятельности.

Также было обнаружено, что у представителей одного рода, несмотря на временную, географическую или родственную отдаленность присутствуют одни и те же стойкие (повторяющиеся через определенные временные промежутки) психологические показатели, такие как: доминанта поведения, тип темперамента, творческие и интеллектуальные способности, особенность мышления и восприятия, доминантная мотивация и, наконец, направленность личности.

Исследователями был выявлен и целый ряд ярких примеров, которых можно было бы отнести к области совпадений или случайностей, если бы не их многочисленность и повторяемость.  Стоит привести хотя бы один из них. Например – члены одного метаклана (W-m), разделенные между собой 200-стами годами и жившие в разных странах (один – в начале 18 века в Австрийской империи, а второй в начале 21 века –  в Израиле), разработали и попытались внедрить практически одну и ту же социальную программу, направленную на развитие окружающего общества. Несмотря на историческую отдаленность авторов этих программ, суть их чрезвычайно схожа, вплоть до того, что некоторые пункты совершенно идентичны по формулировке и содержанию. Отметим, что более поздний автор не был знаком с работой более раннего, и вообще не имел представления о существовании такого родственника.

Резюмируя общие результаты проведенного исследования, оказалось, что 63 рассмотренных еврейских метаклана полностью сохраняют свои доминантные характеристики, по крайнее мере, на протяжении веков их исследованной истории. При этом новые рассматриваемые роды демонстрируют ту же сохранность набора доминантных признаков, из чего можно предположить, что данное правило применимо ко всем еврейским родам. Казалось бы, можно было бы ожидать, что общие черты характеристик членов одного метаклана (паттерны) должны были бы быстро исчезать при росте родственной, географической и временной удаленностей за исследованные 950 лет. Тем более удивительны результаты исследования Института, в которых, было обнаружено, что статистические корреляции доминантных характеристик членов одного метаклана практически не затухают.

Столь интересные результаты исследования вызвали множество вопросов. Что же из всего этого следует? Каковы же возможные выводы и интерпретация выявленных в этом исследовании фактов? Что означают обнаруженные закономерности?

Ведь, рассуждая здраво, если члены метакланов обладают стойкими доминантными признаками и наборы этих признаков так явно отличаются друг от друга, то в результате это приводит к выполнению той или иной «родовой функции» или, условно говоря, некоей «специализации».

Естественно, возникает вопрос – выполняют они свою функцию в связи с имеющимся у них определенным неизменным набором качеств или этот набор качеств, как раз, и сформировался в связи с необходимостью выполнения той или иной функции? Казалось бы, для того чтобы согласиться с первым утверждением есть все основания – мы можем найти множество примеров, подтверждающих данный подход, в животном и растительном мире. Но результаты описываемого исследования противоречат этому утверждению – родовые признаки сохраняются, а функции выполняются зачастую не благодаря (как это происходит в животном и растительном мире), а вопреки условиям, предлагаемым окружающей средой (и это в каком-то смысле напоминает жизнь еврейского народа в диаспоре – его многовековое существование несмотря на многочисленные гонения).

Итак, наблюдаемые функции невозможно объяснить требованиями окружающей среды. Почему же тогда складывается и так стойко сохраняется в результате именно такой, а не другой набор признаков или качеств в том или ином роду? Для чего существует или чему служит эта узкая специализация, зафиксированная исследованием?

Все это наводит на мысль о существовании дополнительных мета-факторов, которые играют важную роль в определении функции (заметим, что таковые мета-факторы напрашиваются и при рассмотрении истории еврейского народа, как целого, поскольку его жизнь происходила преобладающим образом вопреки среде).

Так что же за мета-фактор, которые определяют саму эту функцию? Исследователи института Ам hаЗикарон выдвинули ряд предположений, которые объясняют данный феномен.

Они выдвинули гипотезу, что у каждого еврейского метаклана (также, как и у каждого члена этого мета-клана) есть своя миссия, которая и определяет этот набор неизменных качеств, приводящих к выполнению тех или иных функций. То есть функция (по сути, являющаяся набором некоторых жестких показателей или даже навыков) не существует сама по себе и не возникает случайно или спонтанно, а определяется или возникает в связи с жесткой необходимостью по выполнению определенной миссии. В поисках подтверждений данной гипотезы, исследователи оттолкнулись от вполне утилитарного понятия «функции», как набора признаков, и обратились к миру идей или концепций, к которым и принадлежит такая категория как «миссия». Сделали они это, тщательно проанализировав данные о 63 метакланах, изученных во время исследования.

Например, в мета-клане (V-c), мы постоянно встречаем людей чрезвычайно активных, находящихся в постоянном движении, энергичных, противостоящих любым проявлениям стабильности и упорядоченности. Куда бы они не переезжали, их организаторские качества, открытость к новым идеям и способность быстрого отклика на происходящие события, создавали ситуацию, в которой они оказывались в самом эпицентре событий. То есть, на протяжении трех веков существования метаклана (V-c), этот набор доминантных признаков оставался неизменным. Чаще всего их функция и состояла в том, чтобы самим создавать, провоцировать и являться инициаторами событий вокруг них. Возле них всегда возникало движение, словно они были некими очагами турбулентности, которые распространяют свое влияние на все окружающее. При обобщении 300-летней, известной исследователям, истории этого метаклана, стало понятным, что его миссия как раз и заключалась в том, чтобы выполнять роль катализатора зарождающихся новых процессов общества.

А в метаклане (D-y), на протяжении известного 400-летнего существования рождались люди обстоятельные, деловые, рациональные, любящие постоянство во всем. Они были заняты, практически без исключения, в первую очередь, обустраиванием своего существование. На функциональном уровне главным для них были качественный быт, комфорт, стабильность, безопасность. При этом они всегда действовали в интересах устойчивого (но не максимального) расширения поля своей жизнедеятельности. То есть основной функциональной задачей этих людей было в первую очередь построение благоустроенной и стабильной ситуации для себя и, соответственно, вокруг себя, в окружающем их обществе. Интегрируя и абсорбируя идеи, возникающие вокруг, они способствовали их плавной постепенной реализации. В определенном смысле, можно сказать, что их метазадачей или миссией являлась роль некоего цементирующего состава для того общества, в котором они на данный момент существовали.

Изучив, большое количество еврейских метакланов, исследователи, естественно задались вопросом – так что же представляет из себя миссия клана, как таковая?  Проанализировав полученные результаты, они пришли к выводу, что миссию можно определить, как постоянную, целенаправленную (хотя часто и неосознанную), передающуюся на генетическом или энергетическом уровне из поколения в поколение метазадачу, обеспечивающую духовное и физическое выживание метаклана и определенный вид его взаимодействия с окружающим социумом и средой. Каждый метаклан (а соответственно и все его члены в большей или меньшей степени) жестко выполняет миссию или свое предназначение.

Сформулировав понятие миссии, исследователи попытались найти ее истоки.

Итак, рассуждали они, если утверждение о том, что набор родовых качеств формируется в связи с наличием той или иной миссии рода – верно, то стоит обратиться, прежде всего, к самой истории возникновения еврейского народа и, быть может, именно там удастся выявить истоки этих миссий.

Обратившись же к истокам, мы видим, что еврейский народ возник и продолжает существовать не в силу общеизвестных распространенных причин (единство территории, смешение разных племен на определенной территории, главенство социально-экономических отношений, единство языка и т.д.), а, безусловно, в первую очередь, благодаря определенной избранной этим народом концепции или идеи. Заметим, что, здесь и ниже, рассмотрение этой концепции проводится не в связи с теми или иными историческими спекуляциями, а в связи с тем, что именно эта концепция являлась главенствующей идеологией и определяла смысл существования еврейского народа на протяжении всей почти 4000-летней его истории. Другими словами, в данном контексте мы оперируем библейскими событиями или утверждениями теологического характера именно потому, что сам народ рассматривает их в качестве основы выбранной им самим концепции. При этом обсуждение историчности самих событий не входит в задачи этой статьи.

Один из основных моментов, на которые опирается эта концепция, является ситуация свободного выбора, то есть заключения равноправного договора с Б-гом, при котором обе стороны взяли на себя ряд обязательств. И в этом смысле, конечно, не только евреи стали богоизбранным народом, но и Б-г был признан или «избран» евреями. Вообще, надо заметить, что сама ситуация, заключения союза с объектом, который не фиксируется пятью чувствами (и для представления, которого запрещено использовать даже воображение), судя по всему, должна была в определенный момент «взорвать мозг», по выражению Эйнштейна. Причем «взорвать мозг» или изменить сам способ мышления не только отдельного индивидуума или уникальной личности, непосредственно заключившей этот необычный контракт, но и целого народа, добровольно согласившегося выполнять условия этого контракта. Трудно отделаться от впечатления, что эта концептуальная составляющая явилась самой значительной доминантой духовного, а, вследствие этого, возможно, и исторического выживания. Примечательно также, что именно этот заключенный союз или эта избранная концепция по традиции до сих пор дает жизнь евреям как определенной общности в глазах их самих и окружающих их народов.

Анализируя эту концепцию, на которой и базируется само существование евреев, как народа, стоит начать со стоявшей у истоков этой всемирно известной истории некоей конкретной личности, непосредственно и заключившей столь необычный трансцендентный союз. Именно этой личности или этому патриарху суждено было передать выполнение своей части договора или, другими словами, принятой им на себя миссии, как минимум 12 своим потомкам (родоначальникам будущих колен). То есть, у истока (или праотца), давшего жизнь народу долгожителю, мы можем наблюдать сразу две соединившиеся тенденции: первую – идейную или концептуальную и вторую – витальную или физическую (учитывая тот факт, что одним из главных условий заключении союза было «умножение Авраhама» в его потомстве).

Как известно из дальнейшей библейской истории, каждое из колен, уже в то время имеющее свою миссию, направленность и доминантный набор характеристик, было разделено на роды, и каждый род сыграл ту или иную роль в становлении и выживании этого народа. Другими словами, некий сфокусированный информационный заряд некогда передавшийся (но не претерпевший, по результатам исследования, существенных изменений) энному количеству родов, материализовался, таким образом, в многообразии вариаций.

Если упростить все предыдущее рассуждение и свести его к более знакомым нам ситуациям, то представляется уместной следующая аналогия: предположим, что некий человек в какой-то момент своей жизни был озарен идеей создать растущий, прибыльный бизнес, который со временем сможет стать ведущим в определенной области мировой индустрии. Для реализации этой задачи, которую он начинает практически с нуля, он планирует задействовать всех членов своей семьи (а также тех, кто родится в будущем), дабы обеспечить не только финансовое благополучие своей семьи на длительный период времени, но и превратить свое дело в мега-бизнес. При этом конкретная реализация этой общей, рассчитанной на долгие годы, метазадачи, конечно же, разбивается на ряд конкретных практических задач или функций, которые и распределяются между членами его семьи в соответствии с их личностными способностями. Он может открыть вначале небольшой магазин, в котором кто-то из его сыновей будет продавать товар, кто-то заниматься поставкой, кто-то – бухгалтерией. В дальнейшем его бизнес перерастет в целую сеть магазинов, malls и пр. И в связи с этим придется решать новые задачи – маркетинга, рекламы и т.д., и т.д. Если это семейный бизнес, то, безусловно, часть этих задач возьмут на себя, прежде всего его близкие и дальние родственники. В дело войдут его внуки, и правнуки. Кроме выполнения возложенных на них непосредственных функций, каждый, безусловно, также будет нести ответственность за расширение и процветание всего мега-бизнеса, действуя в рамках общей метазадачи, сформулированной основателем.

Если применить эту, конечно же, упрощенную аналогию к истории евреев, и заменить идею мега-бизнеса на «несение света Торы» (а значит монотеизма, этических ценностей и всего того, что привнесли и привносят евреи, как народ, в мир), то именно такая картина существования еврейского народа и напрашивается на основе фактов, обнаруженных в исследовании.

Обратившись к еще одному центральному событию еврейской традиции и взглянув беспристрастно на то, что произошло у горы Синай (получение Торы народом Израиля), мы увидим, что в информации, которой обладали участники этого события произошло некое кординальное изменение. Новая полученная информация (Тора), которую сам народ считает основопологающей, не могла не повлиять на дальнейшее его существование. Тем более, что один из постулатов учения говорит о необходимости передачи полученного знания потомкам. В данном контексте мы имеем в виду не столько сам священный для этого народа текст, сколько выполнение определенных метазадач, сформулированных в нем.

Результаты исследования недвусмысленно говорят о том, что эти метазадачи (возможно не всегда на осознанном уровне), передавались из поколения в поколение и оставались и остаются до сих пор зафиксированными в еврейских родах.

Может быть, именно еврейская традиция, говорящая о том, что на каждом лежит ответственность за судьбы мира, а значит и судьба мира зависит от поступков каждого, превратилась в метазадачу или миссию для рода (M-s) и заставляла его членов, переезжая из страны в страну в течение 250 последних лет, принимать непосредственное участие практически в каждом революционном событии по переустройству общества, а роду (W-r) – играть одну из ведущих ролей в реализации экономического переустройства Европы в 17-19 веках.

Таким образом, мы можем, вероятно, впервые заговорить конкретно о том, что именно сохранили евреи в результате своего выживания. Обратившись к исследованию, мы вспомним, что каждый еврейский род имеет неизменный во времени набор доминантных качеств. Не исключено, что именно таким способом еврейские роды сумели пронести через тысячелетия глобальное знание, полученное у горы Синай.

Если обобщить и проанализировать результаты исследования и рассмотреть их в контексте истории, то с неизбежностью вытекает, что евреи – народ с определенной миссией, которая, согласно традиции, была принята на себя еще Авраамом и подтверждена всем народом у горы Синай. Эта миссия, суть которой изложена в Библии, выполняется еврейским народом и по сей день, доказательством чего является его неизменное существование (о чем свидетельствует исследование, фактический материал которого охватывает почти 1000 последних лет).

Казалось бы, на первый взгляд, выводы и находки этого исследования далеки от проблем, стоящих перед современным читателем. Присутствие некоего концептуального контекста, казалось бы, не имеет буквального отражения в жизни… Но с другой стороны, меньше всего мы готовы согласиться с тем, что существование каждого из нас не несет собой никакого смысла. Именно концепция, идея, или жизненная философия и способность осознать собственное предназначение определяют, в конечном итоге, жизнь человека, отличая его от других приматов. И если человек является представителем своего народа, а его род – составной частью этого народа – то какова же миссия каждого из нас? Что несем мы собой в этот мир и в чем смысл нашего существования? И, наконец, какова же миссия всего человеческого рода и как далеки или, наоборот, близки мы к ее выполнению?

Если же взглянуть на поднятые в этом исследовании проблемы в их наиболее актуальном и остром на сегодняшний день проявлении, становится явным, что многие геополитические проблемы, существующие сегодня в мире, могут иметь иную почву для анализа. Если миссия есть у одного изученного народа, то, скорее всего, естественно, свои миссии есть и у других народов. Вступают ли они в противоречие друг с другом? Верно ли они истолкованы самими народами или их лидерами? Приводит ли это к локальным или наоборот, глобальным конфликтам, к «столкновению цивилизаций»? А, может быть, миссии народов, по изначальному замыслу, должны дополнять и взаимообогощать друг друга?..

 

 

опубликовано в литературно-художественном альманахе “Чаша” в №1, 2016 г.
Москва, библиотека журнала “Меценат и Мир”