Методика малобюджетного исследования истории еврейских семей на основе происхождения фамилий - Am haZikaron

Методика малобюджетного исследования истории еврейских семей на основе происхождения фамилий

I. ВСТУПЛЕНИЕ

Для решения проблемы национальной самоидентификации особое значение имеет изучение истории семей. Индивидуальное семейное наследие вплетается в коллективную историю народа, обогащая и продлевая ее вплоть до сегодняшнего дня и до семей наших современников.

С одной стороны, точное восстановление семейной истории является чрезвычайно мощным  триггером укрепления национального самосознания у современных евреев и их потомков. В то же время, точное восстановление родословной той или иной семьи –чрезвычайно кропотливая работа, экономические затраты на проведение которой не позволяют на сегодняшний день использовать историю семей для вышеуказанных целей достаточно широко.

Институтом Am haZikaron разработана экономически выгодная, минимально затратная методология применения элементов частной семейной истории в рамках молодежных образовательных программ. Эта методология успешно реализовалась, благодаря финансированию фонда Genesis в рамках программы “Поколения”, участниками которой стали уже более 14,000 молодых людей из России, Украины, Белоруссии, Германии, США, Канады, Прибалтики, Израиля и пр.

Ниже излагаются основные моменты вышеупомянутой методики.

II. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ

 Одним из самых продуктивных способов восстановления истории еврейских семей является изучение еврейских фамилий и имен. Выявление и раскрытие значения еврейских фамилий и исторических особенностей их появления позволяют современному человеку ощутить подлинную связь со своим прошлым и проследить исторический путь своих предков на протяжении столетий, а иногда и тысячелетий. В связи с этим изучение происхождения еврейских фамилий чрезвычайно важно.

При подробном анализе значения и происхождения еврейской фамилии есть возможность восстановить следующие параметры семейной истории:

  • Исторический период формирования семьи (или рода) как обособленной наследственной линии
  • Профессиональный аспект деятельности семьи на момент присвоения фамилии
  • Связь с общинной деятельностью и национальной традицией
  • Наличие наследственных имен
  • Оригинальную общину (диаспору), к которой принадлежала семья изначально
  • Оригинальную общину (диаспору), к которой принадлежала семья на момент присвоения фамилии
  • Основные регионы миграции или проживания членов семьи (рода)

Важность подобных исследований требует тщательно выстроенного и выверенного подхода, основывающегося на твердых знаниях научного или традиционного происхождения.

1. Носители одинаковых фамилий, происходящие из одного географического региона, как правило, являются потомками одной семьи.

Данное утверждение базируется на следующих эмпирически выявленных аспектах сопутствующих присвоению фамилий основной массе ашкеназских евреев:

a. Демографический аспект (размер общины).

Общины конца XVIII – начала XIX века (момент, когда основная масса европейских евреев была законодательно обязана зафиксировать наследственные фамилии) были, как правило, не особо велики, члены общин хорошо друг друга знали. Не было ни необходимости, ни возможности брать одну и ту же фамилию представителям разных, неродственных семей. Тем более не было никакой возможности для «самозванства» (кроме редких исключений) – присвоения известных фамилий (и тем самым приписывание себе происхождения от старинных уважаемых родов -«йихес») без всяких на то оснований.

b. Ограничения, введенные государством, на территории которого проживали те или иные общины.

Правительственные указы Австрии, России и Пруссии о присвоении фамилий евреям содержали таковых ограничений достаточно много.  Например, в Галиции каждая еврейская семья, живущая в определенном населенном пункте, должна была выбрать фамилию, отличную от фамилий других жителей. При этом фамилия обязательно согласовывалась с уездным наместником и раввином.

Согласно указу от 11 октября 1821 года о присвоении фамилий евреям Царства Польского, разные семьи из одного и того же района должны были принять разные фамилии.

При этом во всех местах проживания евреев, как в Австрии или Пруссии, так и в России предписывалось сводить к минимуму появление именно тех фамилий, которые могли оказаться одинаковыми у неродственных семей. В русской части Царства Польского к таковым относились, например, «патронимические» фамилии (т.е., образованные от личных имен глав семейств). В Галиции речь шла о «топонимических» фамилиях (т.е., образованных из названия географических объектов) и фамилиях, образованных от еврейских слов. В результате такого порядка присвоения фамилий основная их масса приобретала уникальный характер.

В качестве примера можно рассмотреть, например, семейство Шифрин. В конце XIX века носители этой фамилии были достаточно многочисленны и жили в таких городах, как Борисов, Могилев, Мстиславль, Гомель, Дрибин и Быхов (Белоруссия). Всего численность носителей фамилии Шифрин в мире на 2000 год составила около 2300 человек. Из них в Израиле проживало 540 человек, в США – около  1200. Две эти общины (американская и израильская) составляют примерно 75 – 80% всех евреев. Генеалогические исследования, проведенные институтом “Am haZikaron” показали, что все они восходят к братьям Копелю (р. 1791) и Гиршу  (р.1794) Шифриным, проживавшим в начале XIX века в районе Борисова. Они были сыновьями родоначальницы семьи по имени Шифра и первыми носителями этой фамилии в данном регионе.

Следует отметить, что разброс численности носителей одной фамилии – потомков одной семьи начала XIX века – достаточно велик: от нескольких сот до нескольких тысяч. Факторы, влияющие на семейную демографию, находятся в процессе изучения.

2. Носители старинных фамилий являются членами этих родов

Данное утверждение базируется на следующих факторах:

a. Совокупность корпуса данных по восстановленным генеалогиям известных раввинских родов.

Существуют документированные восстановленные генеалогии целого ряда старинных раввинских родов, которые позволяют с достаточной уверенностью утверждать, что большая часть нынешних носителей этих фамилий являются членами этих родов.

Одним из наиболее полных в этом смысле является корпус данных о фамилиях, зафиксированных в т.н. «Юденгассе» («Еврейский квартал») Франкфурта-на-Майне. История «франкфуртских» семей ценна тем, что эта община – одна из наиболее «документированных» из всех еврейских общин Европы, начиная с XVI века. Благодаря этому можно проследить миграцию старых еврейских родов и фамилий из Центральной Европы в Польшу (а оттуда – в Российскую империю).

b. Анализ корпуса личных имен, присущих тому или иному роду.

В силу особенностей выбора личных имен у евреев и определенной ограниченности их числа, а так же на основании нашего опыта, можно с уверенностью говорить о том, что в родственных семьях, принадлежащих к тем или иным старинным родам, статистически используется один и тот же (с определенными вариациями) набор личных имен – и мужских, и женских.

c. Неоднородность географического распределения носителей знаменитых раввинских фамилий.

Одним из аргументов в пользу приведенного выше утверждения о родственных связях между носителями старинных фамилий говорит неоднородность распределения этих фамилий. Как правило, эти фамилии к концу XIX – началу XX веков группируются лишь в некоторых регионах, специфически присущих той или иной фамилии. Например, фамилия Лурье, традиционно восходящая до РАШИ (Франция – XI век), в Российской империи к концу XIX века встречается почти исключительно в Могилевской губернии и на территории Курляндии. В то же время, фамилия Шор, ведущая свое происхождение от Бехор Шор (Франция – XIII век) к концу XIX века в основном встречается в районе Галиции.

d. Сравнение с сефардами.

При изучении сефардских фамилий общепринятым является признание почти полного отсутствия в этой среде однофамильцев. Иными словами, каждая сефардская фамилия всегда рассматривается как фамилии, относящиеся к одной (вне зависимости от ее размеров) семье. Если такое утверждение является общепринятым консенсусом в одной мощной еврейской общине, – нет никакой логики в том, чтобы предполагать в другой общине (ашкеназской) ситуацию прямо противоположную. Тем более, что обе общины на протяжении, по крайней мере, последних 400 лет находились в плотном контакте и зачастую проживали в одних и тех же местах (например, Прага, Будапешт, Гамбург и пр.).

 

Все вышесказанное не исключает  возможности появления однофамильцев. Например, известны случаи, когда раввин – глава йешивы присваивал своему особо одаренному ученику имя известного мудреца прошлого. Механизм такого присвоения, на самом деле, близок к распространенной еврейской традиции именовать раввинов по названиям написанных ими трактатов.  Но и эти случаи не имели массового характера (подобное встречается и сегодня, но крайне редко).

В регионах по преимуществу «хасидских», отличавшихся широким распространением мистических представлений и настроений, имели место случаи, когда кто-то из хасидов объявлялся воплощением души великого праведника прежних поколений, и иной раз начинал именоваться прозвищем или именем этого праведника. Опять-таки, подобное «самозванство» случалось крайне редко и известными адморами не поощрялось.

Все это – исключения, которые, разумеется, следует учитывать в работе.

В целом же можно утверждать:

современных носителей старинных известных фамилий следует рассматривать  связанными родственными узами с соответствующими старинными семействами.

3. Целый ряд семей, традиционно рассматривавшиеся, как ашкеназские, имеют сефардское происхождение.

Это заключение основывается на тщательном изучении особенностей распространения и распределения еврейских фамилий по территории Российской империи и пересмотр некоторых, по сей день существующих взглядов на пути миграции еврейских семей с Запада на Восток.

a. Наличие характерных сефардских фамилий на территории Российской империи

В XVIII – XIX веках в России встречались такие известные сефардские фамилии, как Куриэль, Ломброзо, Мизрахи, Абугаф (Абугоф).

В основном это имело место в тех случаях, когда семья оседала в южных губерниях и фамилия сохраняла изначальный сефардский вид. Например, фамилия Куриэль в Одессе или Ломброзо в Крыму. Впрочем, появление в Крыму и впоследствии в Таврической губернии сефардских фамилий зачастую имело и иное миграционное происхождение: путь некоторых сефардских семей проходил не через Турцию, а шел из Италии, через генуэзские колонии, существовавшие вплоть до середины XV века.

b. Изменение фамилий в процессе семейных миграций

Ряд семей, традиционно считающихся ашкеназскими, в действительности имеют сефардское происхождение.

Изменение фамилий связано с особенностями путей миграции сефардских семей. Например, сефардская семья переселяется в Германию, затем представитель этой семьи обретает известность, и при дальнейшем перемещении на Восток (в Богемию, Польшу и т.д.) обретает прозвище, связанное уже с немецким городом. Так произошло, например, с фамилиями Эпштейн (в прошлом – Бенвенисте) или Горовиц/Гуревич (в прошлом – Гиронди) (от оназвания городов Эпштейн и Горжовиц). Потомкам передавалась уже новая фамилия, при этом оригинальная сефардская отбрасывалась.

В других случаях имел место перевод оригинальной фамилии на идиш или польский язык, украинский или немецкий, и фамилия утрачивала всякие признаки сефардской и обретала форму ашкеназской. Так произошло с фамилиями Грушко (Перейра), Перчик (Перец), Шливко (Цируэль) и некоторыми другими.

Поэтому в ряде случаев исследователями института Am haZikaron проводится поиск и ономастический анализ как по массиву ашкеназских, так и по массиву сефардских фамилий.

4. Так называемых «искусственных» фамилий у евреев, на самом деле, оказалось гораздо меньше, чем принято было считать.

Под так называемыми «искусственными» фамилиями обычно принято понимать еврейские фамилии «созданные богатым воображением чиновников», отвечающих за «офамиливание» евреев (или даже самими евреями). Традиционно считается, что, «придумывая эти фамилии», чиновники использовали в основном элементы флоры или фауны и их самые замысловатые сочетания с минералами или географическими объектами. В результате появлялись такие фамилии, как, например, Гельблюм («Желтый цветок»), Розенбаум («Розовое дерево»), Цигельбойм («Кирпичное дерево»), и так далее.

Наш опыт показывает, что все эти фамилии относятся либо к «топонимическим», то есть, отсылают нас к названиям населенных пунктов (как правило, немецких и австрийских), либо образованы от личных имен (например, фамилия Розенцвейг – это не «розовая ветка», а «отпрыск Розы», т.е., матронимическая фамилия).

По нашему мнению, фамилии «Баум», «Берг», Цвейг», «Штейн» и им подобные отсылают не к обобщенным и отвлеченным понятиям («дерево», «отросток», «гора», «камень»), а либо к «киннуим» («прозвищам»), принятым в Германии – Австрии (например, Штейн у немецких евреев – киннуй к имени Ицхак, Фальк – киннуй к имени Иошуа), либо являются усеченными по какой-то причине (напр., Розенберг превращается в Берга, Ротштерн в Штерна, и т.д.). Бывает и так, что эти части фамилий указывают на принадлежность к какому-то роду (уже приводившийся пример с Розенцвейгом, Ципперштейн – «камень Циппоры»», т.е.,  «основание, фундамент, заложенный Циппорой», и т.п.).

Таким же образом (как указывающие на принадлежность к определенному семейству), предположительно, могут трактоваться фамилии, оканчивающиеся на «бейн», «штам» и «блат». Гиршбейн, Мандельштам, Ройзблат – могут рассматриваться как фамилии, указывающие на принадлежность носителя к семейству (клану) соответственно потомков Гирша, Манделя, Ройзы (Рейзел). Разумеется, окончательный вывод можно делать после изучения всех данных, указывающих на происхождение данной конкретной фамилии.

5. О принадлежности носителей той или иной фамилии к потомкам царя Давида.

Этот вопрос весьма сложный и часто дискутируемый. Разумеется, уже в I – II веках нашей эры возникают серьезные хронологические лакуны в родословии потомков древней династии. Практическое отсутствие на протяжении тысячи лет каких бы то ни было документов, способных пролить свет на эту проблему, заставляет обращаться к национальной традиции. В этом смысле чрезвычайно ценными представляются исторические свидетельства, указывающие на принадлежность к потомкам Давида тех или иных законоучителей, реальность существования которых не оспаривается современной наукой. В то же время нам известны и некоторые семьи, жившие уже в Средние века и связывавшие свое происхождение с этими законоучителями. Согласно такой семейной традиции принято считать, например, относящимся к потомкам царя Давида семейство прославленного талмудиста и галахиста Раши.

В рамках подготовки материалов для изучения истории той или иной семьи мы считаем необходимым указывать на существование традиции, причисляющий тот или иной род к дому Давида. Мы не утверждаем, что современные носители, например, фамилий Каценеленбоген, Лурье и т.п. являются потомками царя Давида. Но мы указываем на существующую традицию.

III. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Работа над фамилией начинается с самого общего вопроса: является ли данная фамилия еврейской или нет?

На протяжении истории известно достаточное количество случаев, когда евреи получали (добровольно или принудительно) фамилии окружающих их народов; кроме того, фамилии могли трансформироваться до неузнаваемости под влиянием различных факторов, или просто оказаться созвучной другой фамилии.

Так, например, существует еврейская «топонимическая» фамилия Гордон, происходящая от немного видоизмененного названия города Гродно.

При этом существует и старинная шотландская фамилия Гордон. К Гордонам относился, например, известный политический и общественный деятель середины XVIII века лорд Джордж Гордон. Мать поэта Байрона тоже была из этого рода.

2. Лингвистический и ономастический анализ фамилии

В ходе лингвистического и ономастического анализа фамилии используется соответствующая справочная и научная литература (см. библиографию). На основании этого анализа устанавливается тип фамилии – имеем ли мы дело с фамилией «топонимической» (то есть, происходящей от названия населенного пункта или местности), «матронимической» (образованной от личного женского имени) или «профессиональной» (образованной из прозвища, указывающего на род занятий первого носителя).

Если фамилия, после первого ее появления, зафиксированного в документах, трансформировалась, устанавливаются фонетически близкие фамилии, указываемые источниками. В подобных случаях тип изучаемой фамилии определяется через эти фонетически близкие фамилии.

3. Моделирование образования фамилии

Большое значение для дальнейших выводов имеет определение того, по какой схеме фамилия была образована, какой язык при этом использовался, и так далее. Например, в случае с профессиональными фамилиями, указывать на род занятий первого носителя могут слова как из иврита или идиша, так и из языков окружающих народов. И это говорит отнюдь не только о языковых предпочтениях региональных чиновников или местного населения.

Рассмотрим, в качестве примера, фамилии, которые были образованы от названия специалиста по «шхите» – ритуальному забою животных и птиц. К этой профессии восходит целый ряд фамилий: Шехтер, Шехтман, Шойхет, Резник, Резниченко, и так далее. Что может означать такое разнообразие? В первую очередь, разумеется, язык предпочтения для чиновников данного региона. Но, в то же время, если в одном и том же регионе в одно и то же время появились как фамилия Шехтер, так и фамилия Шехтман или Шойхет, логично будет предположить, что здесь была достаточно многочисленная община, для обслуживания которой нужны были несколько специалистов. Если же оказывается, что в одном и том же регионе в одно и то же время возникли, например, и фамилия Шехтман, и фамилия Резник, можно предположить, что эта разнообразие указывает, например, на существовавшие трения между разными группами евреев (например, хасидами и митнагдим) по поводу шхиты (что подтверждено рассказами некоторых современников). Таким образом, фамилии могут нам рассказать и о внутриобщинных отношениях на определенном историческом этапе. Разумеется, судить о таких отношениях только по этим признакам нельзя, но рассматривать их как один из аргументов в ряду прочих, вполне допустимо.

4. Моделирование происхождения фамилии

Результаты исследования, проводимого согласно всему вышесказанному, позволяют провести исторический анализ, включая ориентировочные время и место появления фамилии, причины и особенности ее появления, связь с теми или иными историческими обстоятельствами; связь с еврейскими языками; связь с иудейской традицией на различных исторических этапах.

5. Моделирование краткой истории рода

На завершающем этапе исследования фамилии выявляются известные носители, а также связи между ними.

Наконец, проводится сопоставление с существующими архивными и др. документальными источниками. Рисуется социальный, профессиональный и географический «портрет» конкретных носителей данной фамилии и их связей с исследуемой семьей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предлагаемая методика имеет свои безусловные плюсы, на которые мы хотим еще раз обратить внимание.

  1. Точное восстановление семейной истории является чрезвычайно мощным триггером укрепления национального самосознания у современных евреев и их потомков.
  2. Малобюджетная, экономически выгодная методика позволяет осуществить восстановление основных параметров семейной истории, не проводя объемного и детализированного исследования.
  3. Применение данной методики дает возможность использовать элементы семейной истории в массовых образовательных программах.
  4. При использовании данной методики не просто устанавливается значение (первоначальное) исследуемой фамилии, но и особенности ее появления и распространения.
  5. Это, в свою очередь, позволяет наглядно представить пути еврейской миграции, установить родственные связи не только между отдельными семьями, но и между различными общинами (немецкими и польскими, немецкими и австрийскими, польскими и русскими), а также между двумя еврейскими макрообщинами – ашкеназской и сефардской.
  6. Получаемая картина достаточно конкретно представляет взаимоотношения еврейских общин с государствами, в которых эти общины находились, и с народами, жившими в этих государствах.

В заключение следует еще раз особо подчеркнуть новизну целого ряда принципиальных подходов к характеру и направлению исследований.

 

Библиография:

  1. Leopold Zunz “Namen der Juden. Eine geschichtliche Untersuchung” – Leipzig: L. Fort, 1837; reprint: Nabu Press, 2010, ISBN 978-1144400888.
  2. Robert Singerman “Jewish given Names and Family Names. A New Bibliography” – Leiden-Boston-Kln: Brill, 2001, ISBN 978-90-04-12189-8.
  3. Alexander Beider “A Dictionary of Jewish Surnames from the Russian Empire: Revised Edition” – NJ: Avotaynu, 2008, ISBN 978-1-886223-38-7.
  4. Alexander Beider “A Dictionary of Jewish Surnames from the Kingdom of Poland” – NJ: Avotaynu, 1996, ISBN 0-9626373-9-4.
  5. Alexander Beider “A Dictionary of Jewish Surnames from Galicia” – NJ: Avotaynu, 2004, ISBN 1-886223-19-X.
  6. Alexander Beider “Jewish Surnames in Prague: 15th-18th Centuries” – NJ: Avotaynu, 1995, ISBN 978-0-9626373-5-3.
  7. Alexander Beider “Dictionary of Ashkenazic Given Names: Their Origins, Structure, Pronunciation and Migrations” – NJ: Avotaynu, 2001, ISBN 1-886223-12-2.
  8. Lars Menk “A Dictionary of German-Jewish Surnames” – NJ: Avotaynu, 2005, ISBN 1-886223-20-3.
  9. Guilherme Faiguenboim,Paulo Valadares, Anna Rosa Campagnano “Dicionário Sefaradi de Sobrenomes: Inclusive Cristaos-novos, Conversos, Marranos, Italianos, Berberes e sua Historian a Espanha, Portugal e Italia” – Bilingual edition, NJ: Avotaynu, 2009, ISBN 85-85989-20-3.
  10. Dan Rottenburg “Finding Our Fathers: A Guidebook to Jewish Genealogy” – Baltimore: Genealogical Publishing Company, 1998, ISBN 0-8063-1151-7.
  11. David A Chapin, Ben Weinstock, “The road from Letichev : the history and culture of a forgotten Jewish community in Eastern Europe” – San Jose: Writer’s showcase presented by Writer’s digest, 2000, ISBN 0-595-00667-1.
  12. Guggenheimer, H. W., Guggenheimer E. H. “Jewish Family Names and Their Origins: An Etymological Dictionary” – NJ: KTAV Publishing House, 1992, ISBN 978-0-88125-297-2.
  13. Kaganoff, B. C. “A Dictionary of Jewish Names and Their History” – NY: Schocken Books, 1977, ISBN 978-1-56821-953-0.
  14. Weiss Nelly “The Origin of Jewish Family Names: Morphology and History” – Peter Lang Publishing, 2002, ISBN 978-3-906768-19-9.
  15. Shmuel Gorr, “Jewish Personal Names: Their Origin, Derivation, and Diminutive Forms” Edited by Chaim Freedman – Teaneck, NJ: Avotaynu, 1992,ISBN 0-9626373-2-7.
  16. Malka, Jeffrey S. “Sephardic Genealogy: Discovering Your Sephardic Ancestors and Their World”, 2nd Ed – NJ: Avotaynu, 2009, ISBN 978-1-886223-41-7.
  17. Jose Maria Abecassis “Genealogia Hebraica. Portugal e Gibraltar. Secs. XVII a XX” – Lisboa, 1990, ISBN 972-95429-0-2.
  18. Jewish Sages from the Mishnah to Today – Jerusalem: Shvut Ami, 2007.
  19. Mathilde Tagger and Yitchak Kerem, “Guidebook for Sephardic and Oriental Genealogical Sources in Israel” – NJ: Avotaynu, 2006, ISBN 978-1886223288.
  20. Stammbuch der Frankfurter Juden: Geschichtliche Mitteilungen über die Frankfurter jüdischen Familien von 1349-1849, nebst einem Plane der Judengasse, Dr. Alexander Dietz, 1907, ISBN 9781144220172.
  21. “The Jewish Encyclopedia” – NY: Funk and Wagnalls, 1901-1906.
  22. “Еврейская энциклопедия”, Спб.: Изд. О-ва для научных еврейских изданий и Брокгауз-Ефрон, (между 1906 и 1913); репринт: М.: Терра, 1991,ISBN 5-85255-057-4.
  23. “Краткая еврейская энциклопедия” в 11 тт. – Иерусалим: Изд. О-ва по исследованию еврейских общин, 1976-2005.
  24. “Российская еврейская энциклопедия” – М.: Эпос, 1994, ISBN 965-293-033-4.
  25. Исраэль Барталь “От общины к нации. Евреи Восточной Европы в 1772-1881 гг.” – Иерусалим-М.: Гешарим, 2007, ISBN 9785932732350.
  26. The site JewishJen databases – www.jewishgen.org.
  27. Database of Shoah Victims’ Names, Yad Vashem The Holocaust Martyrs’ and Heroes’ Remembrance Authority.
  28. A Research Tool for Sephardic Jewish Genealogy by Harry Stein – sephardim.com.
  29. Original researches by Am haZikaron Institute.